magadansky (magadansky) wrote,
magadansky
magadansky

Categories:

Колымская повесть.

Рассказы Станислава Олефира я читал еще в детстве. Тогда в Магадане издавалось много детских книг, Олефир - охотник и рыбак - писал о животных. Писал завлекательно и очень достоверно, для меня-ребенка было достаточно для «полного погружения». Потом уже в зрелом возрасте мне под руку подвернулась его «Колымская повесть» и тогда я понял, что ничего не знал об этом авторе. Завязка повести: охотник убивает своего обидчика, бывшего зэка и скрывается в оленеводческой бригаде. Тем не менее, это не детектив, не психологический роман в духе Достоевского, не боевик и не приключения. Просто описание жизни разных людей их взаимоотношений и ценностей. Очерки из жизни Колымы 70-80-х гг. Можно было бы назвать это реализмом или даже натурализмом, если бы не ряд вещей, которые автор, кажется, выдумал.

«Недалеко от моей охотничьей избушки есть могила. Могила недавняя. На ней успело вырасти всего лишь несколько кустов иван-чая, да рядом с вытесанным из лиственничных жердей крестом пробилась лапка кедрового стланика. На верхушке креста и перекладинах сидят три грубо вырезанных из тополя птички. Гостившие у меня пастухи рассказывали, что здесь похоронен старый эвен Кэткэчан, а тополевым птичкам на его кресте отведена особая роль. Самая верхняя должна унести душу Кэткэчана на небо; та, что на верхней перекладине — сберечь его добрые дела на земле; нижняя — сохранить лежащее в могиле тело.

Не знаю, как справились со своим предназначением две верхние птички, но то, что самая нижняя оказалась на высоте — не вызывает сомнения. Здесь проходит медвежья тропа, которой в середине лета голодные звери направляются к морю, и почему они до сих пор не раскопали могилу, очень удивительно. В нашей тайге, как бы старательно не запрятал продукты, лодку или видавшую виды палатку, медведи обязательно отыщут, раскопают и, если не съедят, то уж разорвут в клочья. А Кэткэчан лежит. Но может быть все потому, что Кэткычан «решил» вселить свою душу в кого-то из новорожденных, а «пацан» еще не родился, вот он и «шарахается» вокруг могилы, отгоняя медведей и росомах, которые не прочь «покушать» зарытого не так глубоко Кэткэчана.

Долго ли душа старого эвена будет скитаться здесь, не знает никто. Как сказали пастухи: «Молодые женщины теперь в тундре жить не желают, а желают по поселку бегать. В поселке телевизор, магазин с водкой и бухгалтерия, где выдают аванс. Рожать совсем некогда» К тому же Кэткычан вселится далеко не во всякого ребенка, а только в того, которому предназначено стать удачливым пастухом и охотником…»


Полностью здесь: http://lib.rus.ec/b/302867
Tags: Колыма, Магаданская область, Станислав Олефир, книги
Subscribe

  • В цвете

    Гижигинский священник. Приморская область. Россия. 1901 г. Широко известный в узких кругах снимок в цвете. По поводу колоризации - единственная…

  • Бухта Нагаева

    Мягков Владимир Николаевич. Закат. 1990 год.

  • В пути

    Юкагиры с собачьими упряжками. Начало XX в.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments