magadansky (magadansky) wrote,
magadansky
magadansky

Марково



Село Марково Анадырского уезда Приморской области.

Самое северо-восточное поселение русских старожилов Сибири (ныне Анадырский район Чукотки). В 18 веке на Анадыре была крепость с тысячным гарнизоном для обороны против чукчей. В 1770-х годах ее упразднили, солдат перевели в Гижигинск и на Камчатку, однако не все русские жители покинули эти места. Выше по течению Анадыря возникло село Марково со смешанным русско-чуванским населением. Марковчане любопытны тем, что до начала XX века сохранили русскую народную культуру "допетровской редакции" с вольными нравами, играми, суевериями, былинным эпосом, игрой на скрипке и заговорами от болезней. Игра "Лодка", которая бытовала у них, сопровождалась присказками про Волгу-матушку, а сами они жили на реке Анадыре, в песнях катали яблоко по блюдечку, но едва ли многие из них ели или хотя бы видели этот плод. В былинах про богатырей Алешу Поповича и Дюка Степановича, которые они пели детям, действие происходило в Киеве, хотя сами марковчане редко бывали дальше Камчатки, Гижигинска и Нижнеколымска. Американский журналист Джордж Кеннан, который побывал в Маркове в 1967-68 гг. на Рождество, описывает народные гуляния на этот праздник, похожие на такие же в любой другой местности России того времени - женщины в ситцевых платьях и ярких платках, пляски вприсядку "казачка" и "русского", катание на санях по селу. Разница - в сани впрягали не лошадей, а собак. Ниже фото села Маркова рубежа XIX-XX вв. с заметками путешественников, которые в нем побывали.




Марковчане у церкви св. Николая Чудотворца - самого большого здания в селе, храма и центра общественной жизни. Джордж Кеннан был поражен красотой пения местных жителей во время Рождественской службы в храме.



Жители с. Марково


«Местечко это состоит из нескольких, около 20, домиков и из маленькой часовни, где богослужения совершает живущий в Марково миссионер для чукчей и коряков. Жители Марково частью русские, частью юкагиры и чуванцы. Эти инородцы совершенно обрусели и едва знают свой собственный язык; в особенности чуванский язык можно считать совершенно исчезнувшим, потому что единственный человек его знавший, старик 117 лет от роду, умер за несколько лет до моего посещения Маркова. Эти обрусевшие юкагиры и чуванцы, которые живут частью в Маркове, частью в разбросанных по Анадыру и острову Маину хижинах, пришли сюда с Анюев в то время, когда там оскудели, – как мы уже говорили раньше – оленьи и рыбные промыслы; с ними же пришло и несколько русских. Впоследствии из Гижигинска по распоряжению тамошнего исправника была переведена сюда небольшая команда казаков под начальством одного урядника, который несет здесь полицейскую службу», - Гергард Майдель, 1869 г.



Катание на качелях во время пасхальной недели


«По духу они более русские, чем где бы то ни было в восточной Сибири. У них в целости сохранились старинные казачьи песни, сказки, былины, всюду давно забытые; в обрядах женитьбы, сватовства и пр. они тоже сохранили много мелочей, уже давно утратившихся в нашем крестьянстве. Хотя и уцелели некоторые предрассудки, а также сказки, очевидно инородческого происхождения, но таких, сравнительно, очень немного», - А. В. Олсуфьев, 1896 г.




Чины полиции, сельские власти и ученики марковской школы.


«Русские обитают в с. Маркове и близ него. Марковцы, это потомки первых завоевателей Анадырского края, казаков, оставшихся здесь на постоянное жительство. Северные казаки, вступая в браки с инородческими женщинами, имели детей с примесью инородческого типа, который, переходя из рода в род сделал марковца трудно отличаемым, по лицу, от чукчи и других инородцев. Но, утратив русский тип, марковец вполне сохранил язык своих предков, их веру и обычаи; сохранил он старинные русские песни, сказки и пословицы. Живя в течение двух веков в дебрях анадырской тундры, не имея никакого сообщения с матушкой Россией, зная о ней только по темным слухам, марковец поет те же песни, которые поет весь русский народ», - Антон Сильницкий 1897 г.



Молебен на р. Марковке перед ходом рыбы




Заготовка рыбы на летниках




Школа, ученики и учителя.


По первой всероссийской переписи населения 1897 года оседлых русскоговорящих жителей в Анадырском крае было: русских – 122 чел., чукчей – 7 чел., юкагиров – 81 чел., чуванцев – 262 чел. и 44 чел. ламутов; всего насчитывалось 516 человек. (Не считая жителей Новомариинского поста, ныне Анадырь).


Tags: Северо-Восток, Чукотка, история, коренные народы, краеведение
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Белая весна

    Собственно, ручьи вскрылись, чайки прилетели, медведь проснулся. По всем приметам - весна.

  • На воде

    Снимок 1899 г. подписан как "лодки с сибирскими коренными жителями привязаны к борту судна". Похоже, снято на Камчатке. Там был обычай скрплять…

  • Село на острове

    Дьякова Нина Владимировна. Никольское. Берингов остров. 1991 г.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments